среда, 20 января 2010 г.

ei g h t - h u n d r ed_and_s ev e n t y - t h re e

Повелитель бури (The Hurt Locker)
Реж.: Кэтрин Бигилоу. В ролях: Джереми Реннер, Энтони Маки, Брайан Джерати, Гай Пирс, Рэйф Файнс, Дэвид Морс, Эванджелин Лилли. США, 2008.


Снаряженный вполне очевидным, но от того не менее мудрым напутствием Криса Хеджеса, без титров и лишних объяснений, зритель оказывается в самой гуще событий, преподносящихся в виде репортажной съемки с зоны военных действий, где в каждом кадре сквозит неподдельное напряжение, подстегиваемое ощущением реальной опасности недружелюбного Багдада. Здесь мы знакомимся с тремя героями, двум из которых нам предстоит сопереживать на протяжении всего фильма. Тот крутой парень, что жует жвачку – сержант Томпсон, он отменный командир и хороший сапер, и вдобавок к тому, в его роли выступает Гай Пирс, а это весомый аргумент, но задумка создателей простирается намного дальше, и поэтому, пережив умопомрачительную вступительную сцену, мы вскоре знакомимся с сержантом Уильямом Джеймсом - главным героем фильма. Он немного грубоват, излишне самоуверен и вызывающе безрассуден, но это не мешает ему хорошо выполнять свою работу, посему на первом же задании он одевает защитный костюм и лезет в самое пекло. Отморозок,- дает свое заключение полковник Рид. При всем наборе отрицательных сторон Уила, чей портрет на первых порах ярко контрастирует с фигурой сержанта Томпсона, режиссеру, шаг за шагом, пускай и с остановками на кулачные разборки и словесные перепалки, удается построить неподдельное доверие к главному герою, в результате чего, ближе к концу просмотра, зритель едва ли не лично готов выпрыгнуть из кресла, дабы вытащить того из очередной взрывоопасной ситуации.

Фильмами про войну сегодня мало кого можно удивить, и поэтому без оригинальной идеи в жанр, где отметились такие мэтры, как Кубрик, Коппола, Спилберг, Стоун, Иствуд, Малик, Скотт и др., соваться не стоит. Наученные плачевным опытом своих коллег, многие режиссеры предпочитают лишний раз не ступать туда, где и без них уже сказано достаточно много. Не лишним будет напомнить о том, с каким скепсисом и недоверием привык относиться современный зритель к работам женской половины земного шара, тем более что перед нами не очередная мелодрама, а фильм о войне в Ираке, от чего возможность плачевного исхода возрастает вдвойне. Но для настоящего профессионала сии факты – пустой звук. С привычной твердостью и строгостью ступая по тропе не по-женски жесткого и бескомпромиссного кино, режиссер Кэтрин Бигилоу предлагает нам свой, отстраненный женский взгляд на войну, попутно отодвигая в тень добрую часть потенциальных конкурентов. Поставив во главу угла идею, вынесенную в заглавные титры, Бигилоу и команда попытались выжать из нее все возможное, в результате чего получился целостный и весьма неоднозначный фильм о буднях членов подразделения элитных саперов, по совместительству - одна из лучших работ в фильмографии Бигилоу, на счету которой и без того числится не один хороший фильм. Достаточно лишь вспомнить культовую картину «На гребне волны», с ее лихо снятыми сценами серфинга на морских волнах, а так же сложное многожанровое творение «Странные дни», так и оставшееся непонятым среди мэйнстримовых зрителей. Кэтрин Бигелоу всегда была движима не столько жаждой коммерческого успеха, сколько интересом к психологии взаимоотношений человека и природе насилия, столь привлекательно выглядящего на экране, и, балансируя на грани экшена и драмы, всегда умудрялась создавать кино, одновременно угодное и нашим и вашим. Можно обвинять ее в излишнем приукрашивании кровопролития (чего только стоит вступительная сцена взрыва с макро съемкой и slow-motion), но это не отменяет факта глубокой проработки затрагиваемой темы. Помимо всего прочего, картина насквозь пропитана приятными мелочами, в числе которых - Гай Пирс и Рэйф Файнс, а так же Дэвид Морс и Эванджелин Лилли, выступившие в небольших ролях, пребывание коих на экране длится не многим больше недавнего камео Арнольда Шварценеггера, но по своей силе и действенности превосходит его в несколько раз. Звезд первой величины здесь не особенно жалуют, и их появление на экране, равно как и исчезновение происходит без лишнего шума, что добавляет фильму знатную долю шарма.

Проследовав за главным героем до самого конца, зритель начинает понимать, откуда берется его непокорность и упрямство, временами раздражавшие или удивлявшие в начале, и каждая из пережитых ситуаций начинает казаться сущей мелочью, очередным заданием в череде дней, оставшихся до смены 2-й роты. Постепенно приходит понимание того, что ни человек с детонатором, ни машина, набитая взрывчаткой, ни «живые бомбы», ни духи в целом несут реальную опасность, а все то, что находится вне радиуса занятия, без которого жизнь превращается в рутину и бытовую ловушку. Не раз сталкиваясь лицом к лицу с угрозой смерти, герой по-настоящему пасует перед проблемой выбора кукурузных хлопьев для своего ребенка. Для него каждая новая бомба – глоток воздуха, необходимого для жизни, в то время как то, что люди привыкли называть «настоящей жизнью» - лишь возможность в очередной раз ощутить потребность в новой инъекции адреналина. История сержанта Джеймса, в некотором смысле, перекликается с судьбами воспетых в своих произведениях Ремарком, Хемингуэем, Фицджеральдом и др., героев потерянного поколения, многие из которых, будучи не в силах адаптироваться после войны к мирной жизни, кончали с собой или сходили с ума, с тем лишь отличием, что Уильям четко осознает свои потребности. Аналогичные вопросы в свое время рассматривались во «Взводе» и «Охотнике на оленей» Оливера Стоуна, а так же в недавних «Морпехах» Сэма Мендеса, с которыми у данной картины наблюдается наибольшее количество точек соприкосновения, но это и не удивительно, ибо оба фильма, пользуясь сходными методами, в результате приходят к одной простой идее: война – это наркотик, с той лишь разницей, что для героя Джека Джилленхола она закончилась раз и навсегда. Личная война героев обоих фильмов проходит не там, где рвутся снаряды и свистят пули - она точит их изнутри, и не секрет, что действиями главного героя движет не чувство долга, а элементарная зависимость, утолить которую способен лишь исступительный танец на границе жизни и смерти.

Данная картина не имеет сюжетной завязки в привычном смысле слова: здесь нет злодея, ожидающего своего героя, нет большой миссии, которую нужно выполнить, во что бы то ни стало, наконец, нет ни фейерверков, ни блистательных погонь, зато вместо этого мы получаем честную, без прикрас, историю человека, всецело преданного своей работе, которая одновременно убивает и наполняет его жизнью. Два часа экранного времени отведены под детальную хронику операций элитного отряда по разминированию бомб, честно исполняющего свои обязанности. Бесконечное обезвреживание начиненных взрывчаткой объектов, один за другим возникающих на пути героев, вопреки подсознательным ожиданиям, не перерастает во что-то большее, отдельные эпизоды из жизни героев не завязываются в тугой узел интриг, так и оставаясь не более чем живописанием тяжелых будней американских саперов в Ираке. На смену очередному обезвреженному объекту приходит другой, за которым, в свою очередь следует третий, еще более взрывоопасный. Знакомя нас с военными буднями, Бигилоу предлагает совсем не женский взгляд и, как выясняется ближе к концу, даже не на войну вовсе, а на проблему выбора человеком своего жизненного пути. Ближе к титрам напрашивается вполне резонный вопрос: кому же нужна эта война? На что нам, без лишних намеков, дают вполне откровенный ответ, навеянный фразой из книги Криса Хеджеса, бывшего зарубежного корреспондента газеты "Нью-Йорк таймс", лауреата высшей журналистской награды США - Пулитцеровской премии: мир делится на людей зависимых и тех, кто дает им возможность таковыми оставаться, поэтому, до тех пор, пока существуют люди, получающие удовольствие от «лихорадки боя», сея глупость будет нужна как тем, так и другим.

Фиктивный конец: Сержанта Джеймса, одетого в защитный костюм, отбрасывает на землю взрывной волной, и камера фиксируется на нем. Вслед за этим из-за кадра слышатся крики, шорохи, шум заводимого мотора, а недвижимый сержант так и продолжает лежать на земле в своем костюме. Когда суматоха утихает, голоса за кадром начинают обсуждать, как они едва не погибли от взрыва, и все словно забывают о сержанте. Позже становится понятно, что кадр статичен, и даже пыль, поднятая взрывной волной над землей, застыла в воздухе.

А теперь, если вы еще не видели сего творения, посмотрите его и узнайте, каков конец на самом деле.

www.kino-teatr.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий